Витамин D лечение рассеянного склероза — Протокол Коимбра. Официальное интервью

…И они будут иметь удовлетворение, такой же уровень огромной благодарности,
что получаем мы, смогут держать людей далеко от рецидива рассеянного склероза
и аутоиммунных заболеваний. Мы выписываем пациента, когда он достигает
ожидаемого результата, и в награду получаем друга на всю жизнь, и это что-то бесценное…

 
Как возник ваш протокол?

Протокол возник из следующего вопроса: в определенный момент моей профессиональной деятельности, я почувствовал необходимость попытаться изменить представление о том, что неврология — область медицины, создающая блестящих диагностов но не обладающая способами лечения неврологических заболеваний. Таким образом считалось, что неврология — диагностическая область, но не обладающая лечением. Когда я закончил обучение в США в Jackson Memorial Hospital в Майями, я вернулся в Сан-Паулу с желанием начать исследования на лабораторный животных, моделировать неврологические заболевания у крыс, чтобы испытывать новые способы диагностики.

Эти данные не опубликованы в медицинских текстах и большинство врачей
не знают о важности этого гормона, который на самом деле не витамин D,
а гормон, и вызывает образование регенеративных веществ нервной системы.

prof. Cicero Coimbra
prof. Cicero Coimbra

Проводя исследование мы должны быть в первых рядах; недостаточно руководствоваться информацией 5-10 летней давности, необходимо знать, что было нового опубликовано на прошлой неделе из того, что имеет отношение к исследованию. Такова была наша цель. Обладая огромным количеством данных, которые нигде небыли опубликованы, мы спросили себя, почему эта информация не применяется в клинической практике, хотя иногда она основополагающая. Постепенно мы убедились в том, что пациентам может реально помочь то, что не обсуждается в медицинских кругах, не издается потому, т.к. способно сократить употребление дорогостоящих лекарственных средств. В определенный момент мы убедились, что витамин D стимулирует производство многих нейрорегенеративных веществ в головном мозге у взрослых, детей, эмбрионов и плодов. Что чрезвычайно важно как для развития, так и для функционирования нервной системы (все то же самое происходит в нервной системе взрослого). Эти данные не опубликованы в медицинских текстах и большинство врачей не знают о важности этого гормона, который на самом деле не витамин D, а гормон, который вызывает образование регенеративных веществ нервной системы. И мы начали по этой причине вводить витамин D тем, кто страдал таким нейродегенеративным заболеванием, как болезнь Паркинсона, и мы начали им давать витамин D в физиологически нормальных дозах.

Важно сказать, что суточная доза, которая рекомендуется сегодня на международном уровне, не предусматривает (не учитывает) пациентов с недостатком витамина D, рекомендуются ничтожные дозы, которые значительно ниже физиологической потребности. И тогда мы начали давать физиологическую дозу, соответствующую 10000 международным единицам. Дозу, которая в норме вырабатывается в течение нескольких минут пребывания на солнце. Если вы одеты в майку и шорты а ваши руки и ноги на солнце, то вы получите такую дозу в течение 20 минут. Если у вас бледная кожа и вы молоды, 10000 единиц витамина D будет производиться вашим организмом каждый день. Так что 10000 это физиологическая норма, не супер доза. Однако большинство врачей считают эту дозу потенциально токсичной. Эти врачи утверждают, что на сегодняшний день рекомендуемая доза составляет 600 международных единиц. Таким образом, рекомендуется 600 международных единиц, но если человек подвергается воздействию солнца в течение всего 20 минут, он производит 10000 единиц! Существует очевидная разница между медицинской практикой и научными знаниями.

Итак, мы начали давать 10000 единиц больным нейродегенеративными заболеваниями, и я помню пациента с болезнью Паркинсона, который получал 10000 МЕ витамина D в сутки. И когда он пришел на второй прием после 3-х месячной терапии, имевшееся ранее поражение витилиго на его лице существенно уменьшилось, и это всего за несколько месяцев приема 10000 МЕ витамина D. Это подтолкнуло нас к поиску информации в медицинской литературе по воздействию витамина D на иммунную систему. Мы были удивлены огромным количеством публикаций, которые уже были доступны в 2001-2002 годах. Опираясь на полученный результат, мы стали давать 10000 единиц витамина D пациентам с рассеянным склерозом, наиболее распространенным аутоиммунным заболеванием в области неврологии и имеющим самые разрушительные последствия для больных. Это было отправной точкой и признание большого значения витамина D при лечении аутоиммунных заболеваний. Сегодня мы абсолютно убеждены вместе с научным сообществом, которое проводит исследования витамина D по его воздействию на иммунную систему: витамин D является основным регулятором активности иммунной системы и модифицирует функционирование приблизительно 4500 генов в каждой клетке иммунной системы. Это вещество, которое не имеет себе равных.

Я приведу сравнение чтобы объяснить, что я имею в виду говоря о 4500 генах, деятельность которых регулируется витамином D. Представьте себе небоскреб, где есть много комнат. Представьте 4500 дверей внутри этого небоскреба, которые могут быть открыты или закрыты только одним ключом. Небоскреб это иммунная система, а ключ — витамин D. При дефиците витамина D у больного человека отсутствует регуляция иммунитета, другими словами, нет доступа к регуляции активности 4500 биологических функций клеток иммунной системы. Недостаток этого вещества — бедствие для иммунной системы!

Что ваш протокол влечет за собой?

Положительные результаты при лечении рассеянного склероза были получены
в 95% случаев благодаря использованию витамина D, эффект которого
обусловлен в способности определенным образом управлять процессами иммунной системы.
Мы должны дать повышенные дозы витамина D, чтобы получить полный контроль над болезнью.

Вещество, составляющее суть лечения всего в одном элементе — это витамин D. Те, кто имеет аутоиммунное расстройство, в соответствии с тем, что было опубликовано в научной литературе по этому вопросу, имеет частичную устойчивость к воздействию витамина D, и это генетически унаследованная особенность от отца, матери или обоих. Это сопротивление касается иммунномодулирующего действия витамина D и является частичной, а не полной устойчивостью. Это и есть причина, почему эти люди предрасположены к аутоиммунным расстройствам. Самое главное в этом то, что положительные результаты при лечении рассеянного склероза были получены в 95% случаев благодаря использованию витамина D, эффект которого обусловлен в способности определенным образом управлять процессами иммунной системы. Мы должны дать повышенные дозы витамина D, чтобы получить полный контроль над болезнью.

Эти дозы не одинаковы для всех пациентов; они являются специфическими для каждого пациента и корректируются в соответствии с уровнем сопротивления к витамину D, который есть у каждого человека с аутоиммунным расстройством который есть у каждого человека с аутоиммунным расстройством. Мы разработали методику регулировки ежедневной индивидуальной дозы для каждого пациента, которая осуществляется с помощью лабораторных анализов. Пациент сдает лабораторные анализы до лечения, после чего он начинает принимать заранее определенную дозу витамина D в течение двух месяцев за это время необходимо повысить и стабилизировать уровень витамина D в крови пациента. Через два месяца анализы пересдаются и результаты до и после приема витамина сравниваются. С помощью этого сравнения мы можем регулировать индивидуальную дозу для данного пациента и через два месяца после того, как мы скорректировали дозу, мы получим полный эффект, что на практике означает подавления активности заболевания. Болезнь подавляется через два месяца после корректировки суточной дозы.

Сколько пациентов на протоколе вы знаете и какова вероятность их излечения?

Мы получили доказательства того, что новых очагов нет, недавние очаги исчезли,
и нарушений деятельности не существует, поэтому мы можем доказательно
продемонстрировать, что состояние пациента улучшится, если у него
не очень старые очаги, то он возвращается к нормальной жизни после
двух лет лечения, в течение которых мы проводим 3 или 4 медицинских осмотра

В данный момент мы работаем с 5 врачами здесь в больнице. Лично я веду около 1300 пациентов. Во всей клинике, если взять пациентов всех врачей, которые работали с нами в течение почти полутора лет, в целом, будет примерно 2500 пациентов мы также обучаем врачей для работы за границей. Один из них уже работает по нашему протоколу в Аргентине, и еще несколько в разных городах Бразилии. Эти врачи уже приняли сотни пациентов каждый. Говоря, что в нашей в клинике почти 2500 пациентов, страдающих от рассеянного склероза, мы имеем в виду только этот диагноз. С другими аутоиммунными заболеваниями, речь будет идти о 3000 пациентов. Что касается только рассеянного склероза — это 2500 пациентов. Это число может быть даже и больше, принимая во внимание, что мы не считаем тех пациентов, которые продолжают наблюдаются у врачей, работающих в других городах Бразилии после того, как им было назначено лечение у нас. Каждый из врачей наблюдает более ста пациентов, так что общее их число достигает тысячи и, кроме того, к нам обращаются пациенты из разных стран. Это явление в настоящее время связано с интернетом: люди создают группы и это в некотором роде хорошо, т.к. пациенты могут войти в контакт друг с другом и сравнить опыт, который они получили во время лечения. Этот феномен характерен для современности. В настоящее время большинство пациентов нашли нас через сеть. У нас есть пациент, у которого вы также взяли интервью, его зовут Даниэль Кунья и он журналист, он вылечился в нашей клинике: у него когда-то был РС и об этом важно говорить.

После того, как мы отрегулировали лечение, то есть дозу для пациента, сравнивая два последовательных МРТ, сделанных с промежутком в один год, мы получили доказательства того, что новых очагов нет, недавние очаги исчезли, и нарушений деятельности не существует, поэтому мы можем доказательно продемонстрировать, что состояние пациента улучшится, если у него не очень старые очаги, то он возвращается к нормальной жизни после двух лет лечения, в течение которых мы проводим 3 или 4 медицинских осмотра. В конце этих двух лет лечения пациент достигает того, что мы называем «переломным моментом»: в этот период необходимо поддерживать дозу витамина D с сопутствующими мерами, чтобы не спровоцировать интоксикацию, но доза витамина D должна быть сохранена, и мы рекомендуем, чтобы пациент снова пришел к нам после двух лет для повторного осмотра, затем, через пять лет, для корректировки терапии. Мы до сих пор не знаем, как долго пациент должен поддерживать эту высокую дозу витамина D и на данный момент лечение не имеет определенного срока, и мы просим пациентов, чтобы они приходили для повторной оценки своего состояния через два года и через пять лет, тогда мы сможем установить критерии, по которым узнаем, могут ли они уменьшить дозу или продолжать принимать как ранее, но в данный момент лечение занимает неопределенный период времени.

Какова вероятность успеха протокола при рассеянном склерозе?

Витамин D является единственным веществом из тех, что я знаю,
способным селективно ингибировать реакцию Th17, без ущерба для
других реакций иммунной системы.

Приблизительно у 95% пациентов с рассеянным склерозом болезнь остается в постоянной ремиссии. В то время пока они принимают эту высокую дозу, болезнь остается неактивной, без каких-либо сигналов, даже клинических и лабораторных, так же нет новых поражений. 5% пациентов получают частичный результат; это означает, что у них есть улучшения но они не достигли полной ремиссии заболевания. Мы изучаем причины, по которым эти 5% не смогли этого достичь Но мы остановились на двух основных моментах: наиболее важным из которых является высокий уровень стресса. Мы знаем, что эмоциональный стресс может серьезно повлиять на результат этого лечения. Другой момент, который может поставить под угрозу успех этой терапии является курением: табачная зависимость ограничивает успех лечения, но курение напрямую не связано с проблемой лечения витамином D, т.к. есть много данных в медицинской литературе, объясняющих, что курение ускоряет развитие РС, даже если пациент проходит традиционное лечение. Когда я говорю о 95%, я имею в виду тех пациентов, которые не лечились иначе, кроме как высокой дозой витамина D, с диетой и обильной гидратацией, что необходимо для исключения побочных эффектов. Кроме того, если у пациентов есть рецидивирующие инфекции, такие как инфекции мочевых путей которые проявились перед началом этого лечения и больные уже страдали от серии проблем, связанных с мочевым пузырем и нарушением мочевыводящих функций, и имеется повышенный риск к рецидиву инфекций: мы знаем, что эти инфекции периодически повторяясь уменьшают иммуномодулирующее действие витамина D. Я говорю о иммуномодулирующих эффектах, потому что витамин D не подавляет активность иммунной системы.

В настоящее время мы знаем, что витамин D подавляет конкретный тип иммунологической реакции, не физиологической, известной под аббревиатурой «Th17», которая является иммунологической реакцией, вызывающей аутоиммунные заболевания. Таким образом, все аутоиммунные заболевания вызваны агрессией иммунной системы против своего собственного организма, обусловленной типом реакции, не нормальной, не физиологической, а той, что называется «Th17». Витамин D является единственным веществом из тех, что я знаю, способным селективно ингибировать эту реакцию, без ущерба для других реакций иммунной системы. Более того, витамин D укрепляет способность иммунной системы реагировать на вирусы и бактерии, такие как туберкулезные палочки. Способность иммунной системы противостоять этим микроорганизмам укрепляется за счет добавок витамина D. Что хорошо известно научному сообществу: при туберкулезе запас витамина D делает лечение более эффективным. Кроме того терапия более эффективна при таких заболеваниях как ВИЧ, гепатит С, когда она дополнена высокими дозами витамина D, а не теми, что «рекомендованы» на международном уровне. При приеме 10.000 единиц в день, вирус гепатита С не вызывает таких повреждений печени, которые были бы при дефиците витамина D. Это характерно и для больных с ВИЧ или туберкулезом.

 

Какова вероятность успеха при воспалительных заболеваниях кишечника, таких как неспецифический язвенный колит или болезнь Крона?

Использование витамина D в лечении аутоиммунных заболеваний не направлено
на лечение конкретного заболевания, но регулирует иммунную систему.
Например: под действием витамина D иммунная система увеличивает
производство клеток, необходимых для её поддержания и регуляции.

Болезнь Крона, воспалительные заболевания кишечника, включая неспецифический язвенный колит, являются заболеваниями, над которыми нам удалось получить полный контроль, используя тот же протокол лечения. Ваш вопрос важен, потому что использование витамина D в лечении аутоиммунных заболеваний не направлено на лечение конкретного заболевания, но регулирует иммунную систему. Например: под действием витамина D иммунная система увеличивает производство клеток, необходимых для её поддержания и регуляции. Их называют регуляторные Т-лимфоциты и их количество значительно увеличивается под действием витамина D. А ненормальная, не физиологическая реакция Th17, селективно ингибируется витамином D. Оба свойства чрезвычайно важны для контроля над любым аутоиммунным расстройством. Что касается тех заболеваний, которые вы упомянули, кишечные воспаления, болезнь Крона и колит, известны случаи, когда пациенты излечились полностью. Они живут совершенно свободно, ведут нормальную жизнь, но они должны продолжать диету, о которой я говорил раньше. Запрещены молочные продукты, и любая пища из молока, и они также должны употреблять по меньшей мере 2,5 литра воды в день. Повторяю: аутоиммунные заболевания, которые вы упомянули, не так распространены в нашей практике, как рассеянный склероз, но тем не менее мы наблюдали множество случаев, и во всех из них излечение было полным, без каких либо побочных эффектов от высоких доз витамина D.

Почему вы еще не работали на двойном слепом исследовании вашего протокола?

У нас нет ни одного двойного слепого исследования, и мы никогда не будем
его делать потому, что он противоречит двум основным принципам медицинской
практики, которым обучают во всех медицинских школах по всему миру.
Первый принцип — это не навредить…

Этот вопрос очень важен, потому что мы не можем предсказать и исключить метаболические ошибки. Я имею в виду, что если есть человек, который имеет нарушение обмена веществ и это диагностировано в лаборатории … например, человек с гипотиреозом: дефицитом гормонов щитовидной железы, что потенциально смертельно и можно причинить ущерб его здоровью, если это не отрегулировать. Другим примером является сахарный диабет 1 типа у детей, которые не могут производить инсулин. Я обязан исправить этот недостаток, мне нужно давать им инсулин. В случаях, когда у пациента имеется проблема с метаболизмом и дефицит, своего рода наследственное сопротивление к гормону или витамину, я вынужден вмешаться, чтобы скорректировать это. Если я не исправлю это, я сделаю небрежную терапевтическую ошибку. Так что, если говорить о двойном слепом тестировании, при котором я должен одной группе пациентов давать высокие дозы витамина D а другая группа пациентов будет получать плацебо; но и я, как врач, так и пациенты, участвующие в данном исследовании, не знаем, кто получает витамин D а кто получает плацебо. Отлично, но я не смогу делать такого рода исследования на детях с сахарным диабетом например. Двойное слепое исследование никогда не делалось, чтобы узнать, подходит ли инсулин для детей больных сахарным диабетом. Мы никогда этого не делали и никогда не будет делать. То же самое касается и людей с гипертиреозом, мы вынуждены дать лечение.
Двойное слепое исследование нами никогда не будет сделано, т.к одна группа должна будет получить гормон щитовидной железы, а другая — плацебо. То же самое происходит в случае дефицита витамина D.

Дефицит витамина D может привести к разрушительным неврологическим заболеваниям, которые разрушают спинной мозг, так что я не могу оставить человека, который страдает от дефицита витамина B12 без лечения, потому что это было бы небрежно. Вы не можете оставить человека, который страдает пеллагрой, с дефицитом ниацина (витамин В3) без лечения, так как это может вызвать понос, дерматит и даже смерть. Таким образом, вы не можете оставить этих людей без лечения. Если я проведу двойное слепое исследование, я буду небрежен с 50% моих пациентов. Люди из группы плацебо станут жертвами медицинской халатности. Это очень важное понятие потому что в настоящее время медицинское сообщество говорит, что любые результаты, опубликованные в литературе не должны рассматриваться, если они не прошли метод двойного слепого тестирования. Это очень большая ошибка. Люди с дефицитом витамина D или устойчивостью к биологическим эффектам от него, должны получить такое лечение, при котором недостаток скомпенсируется более высокими дозами, которые у этого человека восстановят все биологическое действие витамина D.

У нас нет ни одного двойного слепого исследования, и мы никогда не будем его делать потому что он противоречит двум основным принципам медицинской практики, которым обучают во всех медицинских школах по всему миру. Первый принцип — это не навредить, не ухудшить состояние, не действовать по отношению к пациенту таким образом, что ухудшило бы его клиническое состояние. И второй принцип говорит о том, что пациент должен получить все возможное. Тогда получается, если я оставлю пациента с дефицитом витамина D, а это, как известно, отличный иммунномодулятор, пожалуй самый мощный, существующий в природе, а пациент с аутоиммунным заболеванием имеет нерегулируемую иммунную систему, т.е. производит не физиологическую иммунологическую реакцию Th17, а я оставляю этого пациента с дефицитом единственного вещества, которое выборочно, мощно способно ингибировать Th17, и производить нормальные лимфоциты, я буду небрежен к этому человеку. Поэтому я никогда не буду делать выборочное двойное слепое исследование с использованием витамина D и плацебо с людьми, имеющими аутоиммунное заболевание. Почему? Потому что я никогда не стану делать такого рода вещи с моей дочерью, моей женой и даже с моими пациентами.

Есть ли наблюдательное исследование (не двойным слепым методом а аналогичное) этого протокола? Если нет, то почему?

Так же мы не понимаем, по каким таким этическим причинам нам было отказано
в возможности исправить дефицит гормона у пациента. Я не в состоянии этого
понять, однако ответ был отрицательным для некоторого рода заболеваний.

Мы начали использовать витамин D для лечения аутоиммунных заболеваний ради самого пациента. Нашей целью было не исследование, не убеждение кого либо, а просто желание удовлетворить второй принцип медицинской практики: принести пользу пациенту наиболее оптимальным способом, а именно, если пациент имеет дефицит мощного иммуннорегулятора, известного и документированного, то мы должны исправить этот недостаток. Если у пациента имеется генетическое сопротивление, мы должны увеличить дозу таким образом, что бы этот недостаток компенсировать Когда мы собрали достаточно данных за определенный период, мы получили опыт в регулировании дозы для этих пациентов. Мы опубликовали много предварительных данных о витилиго и псориазе, это единственные болезни, исследования которых были одобрены этико-медицинским комитетом UNIFESP (наш университет). Мы хотели бы сделать это и для других заболеваний, но существуют факторы, которых мы не принимаем потому, что они уничтожают возможность предоставить лечение, которое может принести пользу. Так же мы не понимаем, по каким таким этическим причинам нам было отказано в возможности исправить дефицит гормона у пациента. Я не в состоянии этого понять, однако ответ был отрицательным для некоторого рода заболеваний. Это не помешало нам продолжать лечение наших пациентов, так как это в их интересах и мы накопили большой опыт, и мы тщательно документировали все случаи. И когда мы будем иметь возможность, то мы снова будем просить этическую комиссию, чтобы она позволила нам оценить ретроспективно все эти случаи, насколько это будет возможно. Потому что у нас есть правила для научных публикаций. Когда я представлю материал, где будут описаны истории 2500 пациентов, получавших высокие дозы витамина D к публикации в журнале, редактор журнала спросит меня, где утверждение этического комитета — без него мы не сможем опубликовать этот наш опыт. Поэтому, во-первых, мы должны просить этическую комиссию, чтобы она одобрила пересмотр медицинской документации всех этих пациентов. После пересмотра мы могли бы направить материал в медицинский журнал. Надеемся, что у нас не будет проблем с пересмотром медицинской документации пациентов, накопленной в течение 11 лет мониторинга Однако мы не понимаем, почему иногда некоторые люди принимает неадекватные решения о раскрытии знаний, что должно быть сделано ради пациентов.

Является ли вероятность успеха лечения псориаза такой же, как и в случае с рассеянным склерозом?

Да, процент успеха похож на случаи с рассеянным склерозом. Но важно сказать, что когда мы опубликовали свои работы о псориазе и витилиго, мы использовали фиксированную дозу для всех пациентов 35000 единиц в сутки, диету без молочных продуктов, и чтобы избежать токсических эффектов на почки — обильную гидратацию. Тогда мы не использовали метод индивидуальной регулировки дозы для каждого пациента. Мы получили результаты в 95% выздоровления больных, когда мы использовали метод индивидуальной регулировки дозы для каждого пациента, и принимали во внимание лабораторный ответ каждого пациента путем сравнения лабораторных анализов, сделанных до и после лечения, а именно после первых 2-х месяцев терапии. Мы достигли 95% успеха, когда мы начали использовать метод расчета, основанного на результатах отдельных лабораторных анализов, которые каждый отдельный пациент предоставляет после приема общей предустановленной дозы.

Для какого типа неврологических заболеваний ваш протокол подходит и почему он работает?

Высокие дозы витамина D обычно работают при аутоиммунных заболеваниях. Неврологические аутоиммунные заболевания, кроме рассеянного склероза, где мы использовали витамин D, это: изолированный неврит зрительного нерва, Синдром Гийена-Барре (GBS), аутоиммунная полинейропатия, тяжелая миастения. Это аутоиммунные заболевания, которые я сейчас помню. Результат лечения, при котором мы использовали метод индивидуального регулирования доз для каждого пациента, был таким же, как с рассеянным склерозом: 95% полного подавления аутоиммунной активности. Это не значит, что старые необратимые повреждения, вызванные иммунной системой, регрессируют. Как правило, мы получаем полное или почти полное восстановление очагов, сформированных за 1 год до начала лечения высокими дозами витамина D.

Кроме скелетных и аутоиммунных заболеваний, в каких других случаях ваш протокол будет полезным?

Есть и другие заболевания, вспышки которых связаны с дефицитом витамина D. Например, повторный выкидыш в первом квартале беременности. На сегодняшний день это считается аутоиммунным заболеванием. Аутоиммунная система отказывается от имплантированного эмбриона. Эти симптомы зависят от дефицита самого витамина D и частичного сопротивления к биологическим иммуннорегуляторным эффектам витамина D. Кроме этого, наличие гипертонии, высокого или очень высокого кровяного давления в конце беременности, в так называемой ситуации «эклампсии или преэклампсии» ставит под угрозу жизнь матери в завершающей фазе беременности, и тогда акушеры должны рассмотреть вариант с кесаревым сечением. Всего этого можно избежать благодаря введению подходящих доз витамина D. В качестве подходящих доз я имею в виду 10000 единиц в день. К тому же беременные женщины, которые не достаточно бывают на солнце, будут иметь очень низкий уровень витамина D, и у них существует высокий риск родить ребенка, у которого впоследствии может развиться проблема аутизма. Аутизму благоприятствует дефицит витамина D во время беременности и в первые года жизни человека. Дефицит витамина D, который появляется в начале жизни человека или уже в конце беременности значительно увеличивает вероятность того, что у этого человека в подростковом возрасте может развится психиатрическое заболевание, например такое, как шизофрения. Независимо от возраста, дефицит витамина D сильно провоцирует появление депрессии. А процессы при депрессии индуцируют дефицит витамина D, что редко принимается во внимание врачами, которые в настоящее время заняты лечением людей, страдающих от депрессии. Важно сказать о диабете. Тип первый, то есть аутоиммунный, или тип второй, то есть приобретенный, любой из них провоцируется дефицитом витамина D. Производство инсулина зависит от витамина D. Дефицит витамина D способствует развитию диабета. Что касается диабета, то последствия дефицита витамина D являются предметом нескольких исследований. Эти заболевания являются наиболее важными, и следует говорить об их зависимости от витамина D.

Может ли ваш протокол улучшить способность выводить из организма тяжелые металлы у пациентов с рассеянным склерозом, т.к. они имеют дефицит ферментов?

У меня нет такой информации, но это не значит, что не возможно устранение тяжелых металлов из организма, у меня просто нет такой информации. Я твердо убежден, что наличие аутоиммунных заболеваний главным образом зависит от трех факторов: Первый — унаследованная склонность от отца или матери, или частичная устойчивость к биологическим эффектам от витамина D. Второй фактор, при котором проявляется дефицит витамина D, это малое воздействие солнца. И третий фактор — это эмоциональный фактор. Этот последний может стать пусковым фактором, который активирует аутоиммунные заболевания, включая рассеянный склероз у людей, имеющих два других предрасполагающих фактора развития этого заболевания. Чего не хватает, то и запускает эмоциональный фактор как очень стрессовое событие жизни. Например: подросток мальчик или девочка наблюдает развод их родителей, а в 18, 19, или 20 лет индивидуум испытает сильный эмоциональный стресс. В 30-35 лет человек получает стресс при расставании, разводе; взрослый человек может справиться с неожиданной смертью близкого, но эти эмоциональные травмы приводят к рецидиву аутоиммунных заболеваний, включая рассеянный склероз. В настоящее время для 95% наших пациентов болезнь взята под полный контроль, при использовании высоких доз витамина D, но мы не исключаем и другие факторы, которые также могут играть определенную роль в этом процессе, даже если эти факторы могут способствовать развитию аутоиммунных заболеваний, то роль, которую они играют незначительна по сравнению с физиопатологической важностью самого витамина D или же отсутствия иммунномодулирующих биологических эффектов от него в нашем организме.

Вызывает ли дефицит витамина D аутоиммунную реакцию и воспаление, или это патологическое состояние вызывает этот дефицит?

Проще говоря, витамин D подавляет реакции при каждом аутоиммунном заболевании,
в том числе нефизиологическую аномальную реакцию, называемую Th17.
Витамин D увеличивает количество иммунномодулирующих лимфоцитов
Каждая эпидемиология относительно аутоиммунных заболеваний сопровождается
понятным уникальным фактором: отсутствие витамина D

Многие исследователи полагают, что люди с рассеянным склерозом из-за неврологического дефицита, который мешает им свободно ходить, имеют тенденцию оставаться в помещении, внутри дома, именно поэтому они получают меньше солнца, в результате чего имеют недостаток витамина D. Поэтому они утверждают, что дефицит витамина D является следствием болезни, а не причиной. Так что они вроде бы ответили на этот вопрос. Но это не объясняет, почему в опубликованных еще в 1986 году исследованиях, где на протяжении многих лет наблюдалась частота рецидивов до и после лечения с витамином D, наступает резкое снижение частоты рецидивов после лечения. Частота рецидивов резко снизилась. Такого рода рассуждения исключают фундаментальную и хорошо документированную роль витамина D в качестве иммунномодулятора. Проще говоря, витамин D подавляет реакции при каждом аутоиммунном заболевании, в том числе нефизиологическую аномальную реакцию, называемую Th17. Витамин D увеличивает количество иммунномодулирующих лимфоцитов. Чем больше уровень витамина D, тем меньше активность аутоиммунных заболеваний; чем меньше уровень витамина D, тем выше активность. Учитывая все эти факторы вместе, остается только одно объяснение: отсутствие витамина D приводит к аутоиммунным заболеваниям.

Другим моментом, который нужно рассмотреть как причину недостатка витамина D и который играет решающую или дополнительную роль в проявлении аутоиммунных заболеваний, является рост заболеваний с удалением от линии экватора. Чем дальше вы двигаетесь от линии экватора, тем чаще происходят случаи аутоиммунных заболеваний. Если вы анализируете страну, достаточно удаленной от линии экватора, такую как Норвегия например, вы увидите, что на севере Норвегии низкий уровень рассеянного склероза, вы заметите меньше случаев аутоиммунных заболеваний по сравнению с южной Норвегией, где находится город Осло. Этим также объясняется роль витамина D, так как в северной Норвегии диета в основном состоит из рыбы из холодных вод. Это рыба с высоким содержанием жира, такая как сардина или лосось, жиры которых содержат большое количество витамина D. Поэтому мы можем исключить правило экватора, если витамин D доступен в пище. То же самое в Швейцарии, в Швейцарских Альпах, в местах, расположенных примерно в 2000 метрах над уровнем моря. Уровень витамина D в крови у местных людей выше, чем в северной Швейцарии т.к. северная Швейцария находится ближе к уровню моря. Почему это происходит? Мы можем объяснить это интенсивностью воздействия солнечных лучей. В районах, расположенных на больших высотах над облаками, вы получите много солнца.

Аутоиммунные заболевания не развиваются при холодных температурах, наоборот, в Швейцарских Альпах они будут редки. В Швейцарских Альпах меньше случаев заболеваний из-за большего воздействия солнечных лучей и, следовательно, у местных жителей больше витамина D. На севере Швейцарии меньше воздействия солнца, в результате чего меньшее количество витамина D в крови, чем у жителей высокогорной местности и, следовательно, они получают больше аутоиммунных заболеваний. Каждая эпидемиология относительно аутоиммунных заболеваний сопровождается понятным уникальным фактором: отсутствие витамина D. Вы можете рассмотреть уникальный фактор, и сказать себе: «Во всяком случае есть альтернативное объяснение для людей, страдающих от рассеянного склероза, т.к. у пациентов с более тяжелой формой рассеянного склероза имеется более сильный D дефицит витамина, потому что они больше находятся дома». Это альтернативное объяснение, и даже если оно не отвечает более пытливым вопросам о биологических функциях витамина D, то оно совершенно логично для эпидемиологической характеристики аутоиммунных заболеваний.

Согласны ли вы с утверждением, что измерение уровня паратгормона имеет решающее значение, так как это своего рода лакмусовая бумажка, используемая для проверки метаболизма витамина D?

Паратгормона (РТН) и его уровень чрезвычайно важен для нас. Почему? Потому что, когда вы принимаете витамин D, он ингибирует продукцию паратгормона. Поэтому необходимо измерять уровень гормонов перед началом приема витамина D, а затем через два месяца терапии, нужно смотреть, на сколько снизился его уровень (т.е. на сколько РТН уменьшился из-за витамина D), это показатель биологического ответа на витамин D. Этот параметр мы используем, чтобы индивидуально настроить дозу. Витамин ингибирует продукцию PTH, и я буду поднимать уровень витамина D в крови, пока значение РТН не уменьшится до нормального значения. Я не подавляю PTH, я поднимаю витамин D, пока РТН не приблизится к нижнему пределу и останется в пределах нормы. Из-за этого биологического эффекта я сделал вывод, что если витамин D проявляет максимальный эффект в ингибировании РТН, то он должен проявить максимальный иммуннорегуляторный эффект. Исходя из этого мы регулируем дозу витамина D в соответствии с уменьшением сывороточных уровней PTH.

Я не стану просто подавлять РТН, заставляя его быть незаметным, потому что если бы я сделал это, то жизнь пациента была бы подвергнута риску. Пациент принимает такую ​​высокую дозу витамина, что из костей может быть извлечено большое количество кальция. Появление избыточного количества кальция в крови, выведенного из костей, может поставить под угрозу функцию почек. Таким образом, паратгормон является параметром для оценки безопасности для нас, такой уровень безопасности. Если я не подавил полностью паратгормон, я уверен, что я не дал токсическую дозу витамина D. Я могу сбалансировать дозу в соответствии с конкретной биологической устойчивостью к воздействию витамина D, которую пациент имеет благодаря генетической наследственности. Позвольте мне сказать это другими словами. Человеку может потребоваться специфическая доза витамина D, например 30.000МЕ, и уровень PTH уже может достигнуть нижнего предела нормального диапазона. Другой человек уже будет нуждаться в 100.000МЕ, и только тогда РТН достигнет нижнего предела нормального диапазона. Затем путем измерения динамики снижения PTH мы регулируем дозу, в зависимости от индивидуальной потребности пациентов. Измерение PTH является самым простым и доступным в любой тестовой лаборатории, нам это дает нам представление о сопротивлении человека к действию витамина D. Существуют и другие параметры, которые нужно в конечном счете измерять. Во всяком случае измерение количества РТН может быть сделано в любой лаборатории, я имею в виду, что здесь нет ничего особенного. Многие врачи проводят исследование крови на паратгормон. Таким образом, это не является уникальным анализом, это легко доступно по всему миру.

Каким должен быть идеальный уровень 25(OH)D3 и РТН у человека, страдающего аутоиммунным заболеванием, и каков он у здоровых людей?

Я как-то ответил на этот вопрос уже. Человек, у которого уровень PTH близок к верхнему пределу нормального, вероятнее всего имеет дефицит витамина D. И у него извлекается кальций из костей чтобы поддерживать нормальную концентрацию кальция в крови, потому что нет достаточного количества витамина D для усвоения кальция из кишечника, из пищи, которая проходит через кишечник и не так переваривается в кишечнике из-за отсутствия витамина D. Таким образом, человек, у которого уровень паратгормона близок к верхнему пределу нормального диапазона или за пределами нормального верхнего предела, имеет очень серьезный недостаток витамина D. И это то, что объединяет пациентов среди тех, кто пострадал от аутоиммунного заболевания, а также здоровых людей. Например, тот факт, что человек не страдает от аутоиммунного заболевания сегодня, не означает, что у него не будет аутоиммунного заболевания завтра. Таким образом, с точки зрения профилактики крайне важно, чтобы человек поддерживал уровень PTH, по крайней мере в середине диапазона, хотя бы между нижним и верхним пределами нормального диапазона значений, путем адекватного приема витамина D. Здоровому человеку принимать витамин D в дозировке 10000 МЕ, скорее всего (но не факт) будет достаточно, чтобы держать уровень гормона паращитовидной железы в пределах нормы. Не близко к минимальному или к верхнему пределу.

Что такое идеальный уровень паратиреоидного гормона в крови?

Да, это важная вещь … Лаборатории имеют различные референсные значения для оценки уровня паратгормона. Например лаборатория может заявлять, что в соответствии с их методом испытания уровня паратгормона нормальный уровень варьируется например, в диапазоне от 4 до 58 пг/мл. Другая лаборатория может сказать, что для них нормальный диапазон составляет от 12 до 65 пг/мл. Таким образом, нас интересует уровень, который ниже 20 для людей, которые сдали тест в лаборатории, где нормальный диапазон оценки составляет от 12 до 65. Тогда хорошим показателем должно быть от 20 до 12. Но у человека, который использует другую лабораторию, где нормальный диапазон составляет от 4 до 58 он должен оставаться в пределах от 10 до 4. Я уже говорил это ранее. Уровень должен быть ближе к нижней границы нормы, но не ниже нижнего предела нормального уровня. Я использую рассчитанную дозу витамина D для достижения этого эффекта. Таким образом, показатель не обязательно должен быть ниже 20. Ниже 20 или ниже 10, или от 12 до 20 или от 10 до 4, все зависит от того, каков референсный диапазон, который лаборатория использует в качестве эталона. Таким образом, все зависит от лаборатории.

Как лучше принимать добавки витамина D? Ежедневно, еженедельно, ежемесячно или раз в год? И почему?

Мы еще не оценивали, может ли еженедельное введение быть лучше или хуже, чем суточное, или ежемесячное лучше, чем еженедельное введение. Мы не делали исследования по этому поводу. Мы только исходили из предположения, что ежедневное пребывание на солнце хорошее правило для того, чтобы ему следовать. Так что если каждый день мы можем выходить на солнце, значит логично корректировать дозу, исходя из ежедневного приема. Это оправдано еще тем, что мы избегаем больших разбежек в результатах тестов, которые в таком случае были бы получены с большим временным интервалом. Когда мы рассчитываем терапию на ежедневной основе, концентрация уровня в крови держится более стабильно, и диапазон колебаний будет незначительным.

Тот, кто следует протоколу должен выпивать не менее 2,5 литров воды в день. А как насчет здоровых людей, которые принимают только 10 000 МЕ?

Кто принимает 10000 единиц в день — принимает физиологическую дозу, это то же самое количество, которое его кожа будет производить, если подвергнется воздействию солнца в течение двадцати минут, без солнцезащитного крема, и он будет носить одежду с короткими рукавами и шорты, другими словами, достаточно воздействия солнца на руки и ноги, и быть молодым человеком со светлой кожей. Таким образом, это не может причинить никакого вреда кому-либо, потому что это то количество, которое мы обычно производим. И не нужно идти на диету или какую-либо специальную гидратацию, кроме того, каждый человек должен так делать, чтобы оставаться здоровым. Нет необходимости принимать какие-либо меры предосторожности при приеме 10000 МЕ витамина D. Моя дочь принимает 10000 единиц витамина D в день в течение более шести лет. У нее нет никаких проблем в принятии этой дозы и нет необходимости предпринимать какие-либо меры предосторожности. Это, конечно, не является токсичной дозой, эта доза продается без рецепта врача в Соединенных Штатах без каких-либо проблем.

Каким образом ваш протокол взаимодействует с кишечной микрофлорой, пищеварительной системы и VDR (ген рецептора витамина D)?

Мы действительно не знаем, какое влияние на нормальную кишечную флору оказывает витамин D. Есть публикации в этом отношении, то это не к моей теме. Поскольку витамин D увеличивает силу реакции против патологических агентов, мы можем также ожидать, что уменьшится присутствие вредных бактерий в кишечнике. Мы надеемся на это. У меня нет никакой информации о том, что витамин D может пагубно повлиять на пищеварительную систему. Вполне возможно, что недостаток витамина D влияет на работу пищеварительной системы, так как все наши клетки, в том числе и пищеварительной системы, биологически реагируют на эффекты витамина D. Они изменяют свои функции по отношению к воздействию витамина D. Собственная активность пищеварительной системы может благоприятствовать коррекции дефицита витамина D. Тем не менее, вредные эффекты, вызываемые большими дозами витамина D (если они не являются токсичными, иначе наблюдалось бы увеличение уровня кальция в крови), не могут оказать негативное воздействие на пищеварительную систему, при условии что эти дозы рассчитаны в соответствии с анализами пациента. Что касается рецепторов витамина D, существуют различные заболевания, связанные с генетическими мутациями в рецепторе витамина D, что делает этих людей устойчивыми к нему. Корень этого сопротивления может быть связан с тем, что данное лицо имеет изменение фермента, который является двумя гидроксилазами, активирующими витамин. Человек может иметь изменение первой гидроксилазы, второй гидроксилазы, он может иметь изменение витамин D-рецептора, который находится в клетках, на которые должен действовать витамин. Человек также может иметь наследственное генетическое изменение белка, который улавливает витамин D и переносит его в кровоток.

Существует несколько генетических изменений, которые могут объяснить индивидуальную устойчивость к усвоению витамина D. Человеку может также нужно гораздо больше витамина D, если он имеет лишний вес при его росте. Старые люди имеют меньшее количество рецепторов витамина D в каждой отдельной клетке: концентрация рецепторов витамина D в каждой клетке уменьшается с увеличением возраста. Есть много моментов, объясняющих, почему в некоторых случаях у человека наблюдается частичная устойчивость к воздействию витамина D, и которая со временем увеличивается. И человек начнет страдать, имея две или три причины из перечисленных, потому что они способствуют развитию заболеваний. Таким образом, мы стремимся к конечному результату, который заключается в снижении уровня гормона паращитовидной железы. Это способ проверки, что на самом деле является причиной этого сопротивления. Не имеет значения, одна там причина, или есть несколько параллельных причин для такого сопротивления. Путем измерения динамики снижения уровня паращитовидных гормонов мы мониторим конечный эффект от всех этих возможных проблем, это способ оптимизировать нашу работу, чтобы затем достичь лучшего биологического эффекта для конкретного человека, независимо от причины этого сопротивления. Мы упростили весь расчет путем измерения одного параметра снижение уровня гормона паращитовидной железы.

Почему витамин В2 так важен в вашем протоколе?

Потому что, когда мы производим витамин D в коже или мы его глотаем, то мы имеем неактивную форму, которая называется холекальциферол. Этот холекальциферол подвергается в последовательном порядке действию двух ферментов, чтобы быть преобразованным в окончательную форму, а именно в активную форму. Затем холекальциферол подвергается воздействию фермента, называемого 25-гидроксилаза, который добавляет гидроксильную группу в 25-ое положение молекулы холекальциферола, превращая этот холекальциферол в кальцидиол-25-гидрокси-витамина D, который и измеряется в крови, чтобы определить, нет ли дефицита у человека. В свою очередь, это вещество подвергается действию второй гидроксилазы, которая добавляет вторую гидроскильную группу в положение 1. Следовательно, этот фермент, который называется 1-альфа-гидроксилаза, может быть генетически изменен. И, наконец, попав под действие второй гидроксилазы, появляется активная форма витамина D, называемая 1,25-дигидрокси-D3 или кальцитриола, который и оказывает ключевой биологический эффект на иммунную систему и прочие клетки нашего организма. Активность гидроксилаз зависит от витамина В2, не непосредственно, а косвенно, потому что в процессе гидроксилирования витамина Д гидроксилазы окисляются. Чтобы гидроксилировать другую молекулу, она должна быть восстановлена. И этот восстановительный процесс требует присутствия витамина В2. Около 10-15% населения во всем мире имеет большие трудности с усвоением витамина В2. Это еще одна генетическая мутация, наблюдаемая у 10-15% населения. В некоторых регионах Италии, которые страдали от эндемической малярии на протяжении веков, начиная с 300 г. до н.э., этот процент может быть выше, он может достигать 50%, также это наблюдается в области полуострова Po, области Венеции и в других регионах на западной стороне Италии …

Другой регион, который испытывал случаи эндемической малярии на протяжении нескольких столетий, начиная с 300 г. до н.э., это Сардиния. И судя по всему люди, которые с трудом усваивают витамин В2 из пищи были устойчивы к малярии, и дети, которые имели эту генетическую проблему не умирали от малярии в младенческом возрасте, они стали взрослыми и передали свои гены будущим поколениям, в отличие от детей, которые не имели этой генетической мутации и были подвержены малярии. Так, большинство детей, которые не имели этого генетического изменения умерли от малярии в детстве и не смогли передать свои гены будущим поколениям, достигнуть взрослой жизни и передать свои гены следующему поколению. Так, на протяжении многих веков, наблюдался естественный отбор, и в этих регионах Италии гораздо больше людей с проблемами усваивания витамина В2, или рибофлавина, по сравнению с остальной частью населения мира, где только около 10 -15% людей, с трудом поглощающих рибофлавин. Из этих регионов Италии коренные итальянцы иммигрировали в Бразилию, и теперь современные бразильцы имеют вероятность быть носителями этой проблемы с усвоением рибофлавина. Это способствовало развитию устойчивости к витамину Д, потому что отсутствие адекватного уровня витамина В2 является еще одним фактором, способствующим резистентности к витамину D. По этой причине мы назначаем витамин В2 всем лицам, анализ легко делается в лабораториях системы здравоохранения, и мы назначаем повышенную дозировку витамина В2, который абсолютно безвредный всем, с целью устранить его возможный дефицит…

Какова взаимосвязь между витамином D и фосфором?

Мы проверяем фосфор, так как витамин D мобилизует как кальций, так и фосфор из костной ткани. И так как мы используем беспрецедентные дозы витамина D, что также было предложено профессором Майклом Холиком, то мы должны отслеживать все, что происходит. Одним из важных параметров является фосфор; уровни фосфора не должны изменятся. На самом деле это мера предосторожности, следить за тем, чтобы уровни фосфора были стабильны. Мы должны убедиться, что пациенты чувствуют себя хорошо с лабораторной точки зрения. Все лабораторные параметры, которые могут быть изменены путем применения высоких доз витамина D отслеживаются, и параметр фосфора только один из них. Вот причина, почему мы измеряем уровни фосфора.

Какова роль витамина D при клинической почечной недостаточности?

У больных с почечной недостаточностью большая проблема с приемом высоких доз витамина D. Потому что высокая доза приводит к чрезмерному увеличению абсорбции кальция в костях и в кишечнике. Я должен быть уверен, что почки будут выводить его; однако, если человек страдает от почечной недостаточности, я потеряю эту уверенность. Так что, если у человека есть почечная недостаточность, это вызывает гораздо больше работы, мы должны быть намного более осторожными с таким пациентом, чем с тем, который имеет нормальную функцию почек. Это единственное, что я могу сказать о почечной недостаточности. Есть заболевания, такие как системная красная волчанка, при которых иммунная система атакует почки. Мы пытаемся «остановить» волчанку, прежде чем она вызовет повреждение почек. Если человек уже имеет изменения почек, мы должны быть очень осторожными. В таком случае мы начинаем с низкой дозы витамина D, чтобы быть уверенными, что с человеком ничего не случится. Существует необходимость исключить избыточное количество кальция для почек, и если у человека есть почечная недостаточность это становится проблемой.

Является ли прием витамина D несовместимым с дефицитом G6PD (примахиновая анемия)?

Дефицит G6PD является одним из заболеваний, которые участились в Италии в результате эндемической малярии. Люди с дефицитом G6PD устойчивы к малярии. Это тот же самый случай естественного отбора, что так же произошло с дефицитом рибофлавина. Но у меня нет никаких данных, показывающих, что витамин D и дефицит G6PD вещи несовместимые, в том смысле, что я не могу дать витамин D для людей, которые имеют дефицит фермента глюкозо-6-фосфат-дегидрогеназы, который называется G6PD. Я не вижу никакой несовместимости.

Какова взаимосвязь между витамином D и дистонией?

У меня нет такой информации, что витамин D может помочь людям с дистонией. На данный момент у меня нет но я могу ее поискать. Поскольку витамин D является веществом, имеющее множество функций, то все клетки реагируют на него; тот факт, что у меня нет никакой информации об этом, или тот факт, что ни одно исследование на эту тему не было опубликовано, не говорит о том, что витамин D не может быть полезен для людей с дистонией. Но я действительно не имею доступную информацию на данный момент.

Были ли у Вас пациенты с ALD (адренолейкодистрофия)? Можно ли им лечится таким протоколом?

Нет, у нас нет ни у одного пациента с адренолейкодистрофией, что является нарушением обмена веществ. У этой болезни нет прямой связи с витамином D. Многие люди, которые имеют дегенеративные заболевания нервной системы, потенциально могут улучшить свое состояние принимая разумную дозировку витамина D. Конечно, эти люди могут и не иметь дефицит витамина D, т.к. могут пересекаться такие причины: генетическая, наследственная и нарушение обмена веществ, характерные для этого заболевания и, кроме того, сам дефицит витамина D, все это может ускорить прогрессирование заболевания. Таким образом, мы рекомендуем людям, которые имеют неврологические или метаболические заболевания, и которые казалось бы не имеют прямого отношения с витамином D, поддерживать уровень витамина D немного выше, чем у здоровых людей. Мы не рекомендуем высокие дозы витамина D, только нормальные дозы 10000 МЕ в сутки. Эти люди должны заботиться больше остальных об уровне витамина D.

Может ли пациент принимать витамин D и кумадин в одно время?

Для пациента, который принимает эти антикоагулянты с витамином D в принципе нет несовместимости с витамином D, если всегда соблюдаются меры предосторожности: диета и гидратация. У нас нет никакой информации, что это вызовет какие-либо проблемы, связанные с применением антикоагулянтов. Важное предупреждение для людей, страдающих от гипертиреоза или имеющих высокий уровень гормонов щитовидной железы, и которые не принимают лекарства и не следуют лечению, которое поддерживает нормальный уровень гормонов щитовидной железы, эти люди могут быть очень чувствительны к токсическому действию витамина D. Гормон щитовидной железы увеличивает эффект витамина D в части мобилизации кальция из костей. Эти люди более чувствительны к витамину D т.к. ходят с не леченным, неконтролируемым гипертиреозом. Мы уже имели два случая у людей, которые болели гипертиреозом, при которых они стали более чувствительны к витамину D, чем обычно; уровень чувствительности этих людей выше, чем у людей, имеющих нормальную функцию щитовидной железы.

Есть ли какие-либо лекарства несовместимые с витамином D?

Да, мы говорим пациентам, которым необходимо принимать антибиотики или противовоспалительные препараты, которые являются токсичными для почек, что они должны увеличить гидратацию. Им не достаточно будет пить 2,5 литра жидкости, но нужно на литр больше: 3,5 литра жидкости в день, потому что когда препарат проходит через почки, он разбавляется и нефротоксический эффект уменьшается.

Как вы думаете, нужно ли находиться под наблюдением врача, принимая 10000 МЕ в сутки?

Человек, который принимает 10000 единиц витамина D принимает такое же количество витамина D, которое молодой человек будет производить на солнце, если он одет в рубашку с короткими рукавами и шорты, оставляя свои руки и ноги на солнце и без использования солнцезащитного крема, и эта доза не может рассматриваться как токсичная. И нет никакой необходимости делать лабораторные анализы или находиться под медицинским наблюдением, при условии что это взрослый человек принимает 10000 единиц. Это правило однако не действует, когда речь идет о детях; эта доза может быть чрезмерной для детей с пониженным весом.

Готовы ли вы приехать в Италию на симпозиум по вашему протоколу с высокими дозами витамина D?

Да, но важно, что бы симпозиум имел логику, и чтобы это было продуктивно; симпозиум должен позволить войти в контакт с профессионалами, которые готовы работать с этим протоколом и использовать витамин D ради пациентов, в данном случае нас интересует это. Было бы менее продуктивно поехать в Италию, чтобы просто делать то, что мы делаем здесь и сейчас, мы просто пока ориентируем общественность, и повторяем одни и те же действия. Чтобы медицинский персонал и другие специалисты, которые заинтересованы в результатах этого лечения, смогли задать технические вопросы, которые не были обсуждены с Вами сегодня.

В этом случае поездка в Италию будет очень продуктивной для определенного количества людей, которые могли бы иметь преимущество с этим методом лечения молодых людей, которые могут стать слепыми или парализованными из-за рассеянного склероза, или кто может страдать в течение всей жизни от последствий заболевания, такие как воспаление толстой кишки, и многих других болезней, как уже упоминалось. Присутствие в Италии профессионала, который поведет на практике это лечение, обеспечит неизмеримую пользу людям, которые живут в Италии. Пока врачи не имеют ни малейшего представления о преимуществах, которые можно было бы иметь. И они будут иметь удовлетворение, такой же уровень огромной благодарности, что получаем мы, смогут держать людей далеко от рецидива рассеянного склероза и аутоиммунных заболеваний. Мы выписываем пациента, когда он достигает ожидаемого результата, и в награду получаем друга на всю жизнь, и это что-то бесценное.

2,5 миллиона человек во всем мире страдают только от рассеянного склероза. Десятки миллионов имеют диагноз аутоиммунного заболевания. Сколько из них измерили свой уровень витамина D и паратгормона? Перед приемом любого лекарства, обратитесь к своему врачу чтобы проверить эти параметры. Их здоровье находится под угрозой! Врачи, заинтересованные в получении протокола могут мне написать. Это действие некоммерческое, потому что здоровье бесценно, как и благодарность людей.

0

Автор публикации

не в сети 3 месяца

MissMaola

0
Комментарии: 0Публикации: 36Регистрация: 26-12-2016
Понравилась статья? Поделись с другими!

Добавить комментарий